Топ-модель Женя Катава для SPLETNIK.RU: о кастингах, Ирине Шейк и арабских принцах | СПЛЕТНИК

Топ-модель Женя Катава для SPLETNIK.RU: о кастингах, Ирине Шейк и арабских принцах

Женя Катава

Кажется, в сутках у 24-летней топ-модели Жени Катавы минимум часов пятьдесят. Вот она позирует на ковровой дорожке торжественной церемонии журнала Glamour, а уже на следующее утро ведет public talk и улетает в родную Белоруссию, чтобы от души потанцевать на концерте Елены Темниковой, а спустя пару дней лицо аромата Aura Mugler уже в Майами на съемках. Но SPLETNIK.RU все-таки смог поймать неуловимую звезду во время ее короткого приезда в Москву. Мы поговорили с Женей о ее дебютном показе, любимом городе на земле, моделях plus-size, феминизме и самых странных сообщениях в директе.

Расскажите о своем первом кастинге и вашем дебютном показе в Польше.

Когда я только попала в модельный бизнес, я поехала в Польшу. Собственно, там не было никакого кастинга. Моя модельная школа сотрудничала с польской Неделей моды. Девочкам из Белоруссии тогда предлагали участие в показе в Варшаве. Я тогда только подписала контракт со своим агентством, мне было 16 лет. Хотя помню, как в школе считала себя гадким утенком. Приходила домой после уроков, плакала и говорила маме: «Боже, ну почему я такой урод?». Я была очень худая, как глист, с большими бровями, которые я постоянно пыталась спрятать за челкой и вообще на фоне подруг смотрелась очень несуразно.

Первый «настоящий» кастинг я прошла в 17 лет, перед Неделей моды в Нью-Йорке. Это был показ Yigal Azrouël. Представьте 17-летнего подростка, который приехал один в огромный мегаполис. Удивительно, но я не чувствовала себя там чужой (бесстрашная была что ли), я сразу влилась в это русло, и в один прекрасный день мне прислали приглашение на 22 кастинга. У меня в кармане было 50 долларов, на которые я должна была купить проездной билет и съездить на метро в 22 места. Кастинг Yigal Azrouël был первым. На тот момент у меня не было ни айфона, ни google maps, лишь распечатанная карта города.

Я приехала, меня встретил кастинг-директор Пьер Джордж (сейчас он работает с Versace и Alexander Wang). Тогда он тоже только начинал и у него в кармане было, может, пять шоу. Он, наверное, нервничал не меньше, чем я.

Самое интересное, что в ту Неделю моды я обожгла себе лоб. Собиралась на кастинги, утром выпрямляла себе волосы и случайно приложила раскаленную плойку ко лбу. Очень многие слили меня из-за этого красного пятна на лице. Я приходила на примерку, они видели мое лицо и говорили: «Thank you, bye!». А вот Yigal Azrouël оставил меня.

Как удается сохранять идеальные параметры? Дружите со спортом и сидите ли на специальных диетах перед показами?

Спортом вообще не занимаюсь, потому что считаю себя ленивой задницей. Я не считаю нужным пока ходить в зал, потому что у меня с фигурой нет проблем. Как модель, я знаю свои изъяны, я знаю, как свет должен быть настроен при съемке. К своей внешности, на самом деле, я отношусь гораздо критичнее, чем люди со стороны.

Когда вижу свои фото, мне уже не настолько хочется их разглядывать, как раньше, когда я только начинала. Каждый кадр казался мне особенным, а сейчас смотрю и думаю: «Ну, очередная съемка». Порой визажист делает мне красивый макияж, восторгается им, а я понимаю, что меня так уже раз 20 красили.

А были случаи, когда вас красили так ужасно, что хотелось пойти умыться?

Да, я могу пойти и немного подправить — не люблю яркий макияж и не нравится, как красят мои брови. Они и так достаточно густые и широкие, а когда их еще больше подчеркивают, то на моем лице остаются как будто бы только брови.

Расскажите о самых запоминающихся съемках, которые у вас когда-либо были.

Самая легкая и приятная съемка была на Мальдивах. Я снималась в рекламе купальников, долгий перелет, зато работала там полчаса, а отдыха пять дней.

Конечно же, рекламная кампания Mugler. Мы три дня снимали видеоролик, попробовать себя в качестве героини было необыкновенно. Были построены реальные джунгли в студии, где пели птицы, лежал настоящий мох. Обычно ради съемок такую застройку не делают, снимают в зеленой студии, а потом графикой дорисовывают объекты, но тут все было по-настоящему.

Какой аромат навевает вам воспоминания о детстве? Есть ли какие-то знаковые ароматы, которые ассоциируются у вас с важными моментами в жизни?

У бабушки была «Красная Москва», у прадедушки — одеколон «Саша». Моя мама — человек, который в принципе не любит духи, у нас никогда дома не было шифоньера с ароматами.

Запах детства — это аромат прабабушкиной выпечки. Я росла с прабабушкой долгое время, и не было ни дня, чтобы она ничего не пекла: то хворост, то блины, то оладья.

У меня нет одного любимого аромата (штук пять дома стоит), я не привязываюсь к какому-то одному, но каждый из них подобран под настроение, сезон. Например, Aura Mugler сладковатый, я его использую в холодное время года.

Вы постоянно ездите по миру, от Парижа до Гамбурга. А какой город самый любимый, если можно было выбрать любой город на земле, где бы вы жили?

Барселона. Опять же, когда только начала работать, два раза в год летала туда на Недели моды. Всегда, когда приезжаю туда, там солнце, вкусная еда, паэлья потрясающая, все люди очень счастливые, мне так нравится атмосфера, которая царит в этом городе. У меня там такое количество испанских друзей появилось, что я в какой-то момент начала понимать испанский язык. Не могла ничего им объяснить и сказать, но их я понимала.

Американские СМИ любят сравнивать вас с Айшварией Рай, как относитесь к этому сравнению и кого считаете эталоном красоты?

Мне кажется, я вообще на нее не похожа. Впервые мне это сказали восемь лет назад, когда у меня было еще baby face, щечки, наверное, были какие-то сходства: яркие зеленые глаза, темные волосы. Я считаю, что мы с ней совсем не похожи. Если уж с кем сравнивать, так это с Ириной Шейк или Милой Кунис. Мы хотя бы одного типажа. Для меня идеал красоты — Анджелина Джоли.

Как относитесь к съемкам топлес?

Положительно, когда это не пошлятина. Это очень тонкий момент. У тебя может быть оголенная грудь, но ты не стоишь с раздвинутыми ногами.

Реагируете ли на негатив в соцсетях?

Стараюсь никак не реагировать. Рада, что у меня его очень мало. Мне редко пишут злостные комментарии, а если пишут, то в основном касательно личной жизни. Это единственный момент, который меня трогает. Каждый достоин своего личного пространства и не хочется, чтобы туда лишний раз кто-то лез и пытался вставить свои две копейки. Ответы хейтерам не строчу. Считаю, что я умнее. Если я буду отвечать, то на тот же уровень с этим человеком опущусь, поэтому предпочитаю игнорировать.

Что самое необычного отправляли вам в директ?

Мужские гениталии. Хотя это, наверное, уже считается чем-то обыденным. Больше я получаю предложений о поездке в Дубай с принцем за пять тысяч евро. Недавно прислали фото татуировки с моим портретом.

Расскажите про свой бьюти-минимум и как ухаживаете за кожей.

Я не умею краситься, потому что не люблю. Стандартный набор: консилер под глаза Chanel, тушь этой же марки, чуть-чуть хайлайтера, бальзам для губ и керлер для ресниц.

Я люблю визажистов мужчин, хотя считаю, что макияж лучше делают женщины. Но не каждая женщина может адекватно оценить красивую девушку напротив себя и сделать ее привлекательной, чтобы она не выглядела хуже тебя.

Я не делаю никакие бьюти-процедуры, кроме маникюра и педикюра, но в Нью-Йорке даже это огромная проблема. Я живу в Бруклине и знаю, где найти русский салон, потому что обычно маникюр делают азиатки. Качество оставляет желать лучшего. Я сама себе корректирую брови да и маникюр сама себе могу сделать.

Вообще некомфортно чувствую себя в салонах красоты, кажется, будто тебя все оценивают. По той же причине не переношу спортзалы. Прихожу туда и все на меня смотрят и думают: «Ну что ты сюда пришла, анорексичка, гремя костями, мы тут пытаемся скинуть, а она тут стоит, выпендривается, лучше б пошла поела!». Кстати, если бы можно было есть один продукт всю жизнь, то это была бы картошка. Люблю ее в любом виде: жареную, вареную, драники.

С кем дружите из коллег по цеху?

Если честно, не верю в дружбу в каком-то рабочем плане. Тем более в женском коллективе. Я общаюсь с Катей Григорьевой, Вероникой Антиповой, не буду дальше перечислять, чтобы никто не обиделся.

Кто из моделей современности вам нравится?

Это как спросить у бухгалтера, кто его любимый бухгалтер. Любой скажет: «Я профессионал своего дела, я лучшая». У меня нет любимой модели. Я изнутри знаю, как это. На данный момент я бы назвала Иру Шейк, она одна из тех, кто не пытается подражать другим. Когда я познакомилась с Ирой, то поняла, что ей вообще вряд ли что-то можно навязать, все дружат с ней искренне, она мегакрутая. Я уважаю таких людей, которые добились огромных высот и при этом остаются верны своим ценностям и остаются в доску обычными людьми.

Как относитесь к волне популярности моделей plus-size?

Никого не хочу обидеть, но я не верю тем людям, которые говорят, что любят себя такими, как они есть. Я не могу сказать про всех, но некоторым точно лень, некоторым это выгодно, просто потому что они могут на этом заработать, и немало. Если человек весит 150 килограммов и худеет до 50-ти, я уверена, что он захочет остаться в этом весе. Но каждый выбирает свое, нельзя никого осуждать.

Памела Андерсон считает, что борьба женщин за свои права в ее нынешнем виде скорее вредит обществу, чем приносит пользу. Вы с ней согласны?

Я считаю, что наши мужчины оборзели. Всему этому способствуют сами женщины. Сейчас уже сложно что-либо поменять в нашем обществе. Это немного американский стиль семейной жизни, когда люди прожили вместе 50 лет, потом решили развестись, а делить нечего. Потому что все эти 50 лет каждый из них жил сам по себе. Я так категорически не хочу, поэтому мечтаю исключительно о русском муже. В любом случае у женщины свое предназначение, у мужчины — свое.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.